ИСПОРЧЕННАЯ ПОГОДА

В этот день в Африке стояла прекрасная погода, поэтому попугай с утра отправился на прогулку.
И вдруг попугая подхватило и понесло.
— «Куда это я?» — подумал попугай и полетел вверх тормашками.
Потом его облило водой и понесло дальше. А дальше его поливало и несло, несло и поливало, пока он не ударился обо что-то мягкое.
Это что-то мягкое было слонёнком. Слонёнок стоял в сухом месте под большим деревом и прятался от ветра и дождя, которые несли и поливали попугая.
— Что стряслось? — спросил попугай, вставая на ноги. — Что это было?
— Кажется, погода испортилась! — сказал слонёнок.
— То есть как это испортилась?! — возмутился попугай. — Что значит испортилась? Чего это ей вдруг ни с того ни с сего брать и портиться? Тут что-то не так! Тут что-то кроется!
— Где? — спросил слонёнок.
— Тут, — сказал попугай.
— Я! — сказал слонёнок.
— Что ты? — удивился попугай.
— Я тут кроюсь, — сказал слонёнок, — прячусь. От дождя.
— Нет, — задумчиво сказал попугай, — ты тут, пожалуй, ни при чём. Хотя, впрочем… — Попугай подозрительно посмотрел на слонёнка. — Нет, — сказал он, помолчав, — ты на такие шутки не способен. Это кто-то другой.
— А что он сделал, этот кто-то другой? — спросил слонёнок.
— Как что? — возмутился попугай. — Разве ты сам не видишь?
— Я вижу, — сказал слонёнок. — А что я вижу?
— Дождь, ветер и лужи! — сказал попугай. — Вот что ты видишь! — И попугай топнул ногой по луже.
Слонёнок посторонился от брызг, вылетевших из лужи, и сказал:
— Так ведь это оттого, что погода испортилась.
— Милый слонёнок, — усмехнулся попугай, — само по себе ещё ничего никогда не портилось. И погода тоже. Наша погода испорчена — это так. Но она испортилась не сама. Её кто-то испортил!
— Кто? — поразился слонёнок.
— А вот это, — сказал попугай, — нам как раз и предстоит выяснить!
— А как мы будем выяснять?
— Сначала мы с тобой нападём на след, — сказал попугай.
— Не надо! — испугался слонёнок.
— Почему? — удивился попугай.
— Ну… — смутился слонёнок, — мы на него нападём, он даст сдачи. Получится драка. Не надо.
— Я хочу сказать, — объяснил попугай, — что мы сначала будем искать следы, которые оставил тот, кто испортил погоду, а потом по следам найдём и его самого. Пошли!
Дождь утих, но ветер срывал и бросал на землю заблудившиеся в листьях капли. Попугай и слонёнок вышли из-под своего дерева и сразу же увидели следы.
Следы пересекли полянку и уходили в заросли.
— Так, так! — сказал попугай, разглядывая следы. — Интересно!
Тут листья на одном дереве раздвинулись, и оттуда выглянула мартышка.
— Куда это вы в такую погоду собрались? — спросила мартышка.
— Мы напали на след, — сказал слонёнок.
— А что вам от него нужно? — спросила мартышка и спрыгнула с дерева.
— Нам нужно узнать, куда он ведёт, этот след. Вот что нам нужно, мартышка! — важно сказал попугай, вглядываясь в даль из-под крылышка.
Мартышка присела на корточки, потрогала следы, потом встала и сказала:
— Эти следы сначала ведут в пальмовую рощу, потом поворачивают направо, потом переходят ручей, поднимаются на горку, там немножко стоят и спускаются обратно. Потом… — мартышка чуть-чуть подумала, — потом эти следы возвращаются к ручью, переходят через него на нашу сторону и гуляют по берегу. А потом они приходят вот к этому дереву!
— Мартышка, а как ты всё это узнала? — спросил слонёнок.
— Очень просто! — сказала мартышка. — Для меня это пустяки.
— Потрясающе! — восхитился попугай. — А ты можешь догадаться, кто их оставил, эти следы?
— Конечно, — сказала мартышка. — Я уже догадалась. Это я их оставила.
— Ты?!!! — удивились слонёнок и попугай.
— Я! — сказала мартышка. — И нечего на них нападать. Безобразие! Ничего оставить нельзя! Сразу же начинают нападать!
— Аааа! — сказал попугай. — Так это, значит, ты… постаралась?!
— Ну, — заскромничала мартышка, — я, конечно, не очень старалась, но, по-моему, это вполне приличный след. Аккуратненькие такие следочки.
— Послушай, — перебил попугай мартышку, — не лучше ли тебе сразу во всём признаться? Почему бы тебе честно и откровенно не рассказать нам, зачем ты это сделала? Зачем ты её испортила, нашу погоду?
— Я её не портила! — закричала мартышка. — Это не я!
— Мартышка, — сказал попугай, — не отпирайся! Отпираться бесполезно!
— И запираться! — добавил слонёнок. — Запираться тоже, по-моему, бесполезно!
— Я не запираюсь и не отпираюсь! — закричала мартышка. — И я не портила погоду. Почему вы думаете, что это я её испортила?
Слонёнку стало жаль мартышку, и он сказал:
— Попугай, а может, это не она?
— А кто? — спросил попугай.
— Ну ты же сам говорил, что это, наверно, кто-то другой. Так, может, это и правда кто-то другой.
— Слонёнок, — строго сказал попугай, — мартышка и есть этот самый кто-то другой.
— Я не кто-то другой! — закричала мартышка. — Я мартышка!
— Попугай, — убедительно сказал слонёнок, — кто-то другой — он и есть кто-то другой. А она мартышка. Сам посмотри!
— Посмотри! Посмотри! — закричала мартышка и стала поворачиваться к попугаю разными сторонами, чтоб он убедился.
Попугай поглядел на мартышку и убедился, что она действительно мартышка.
— В таком случае, — сказал попугай, кто-то другой— это удав. Это он испортил нашу погоду.
— Не может быть! — удивился слонёнок. — Это на него не похоже.
— Очень похоже! — сказал попугай.
— Зачем это ему? — не поверила мартышка. — Зачем удаву портить нашу погоду? Она была такая хорошая. Тёплая, сухая.
— Вот! Вот! — воскликнул попугай. — Сухая! В том-то и дело! Когда погода сухая — всё твёрдое. И ползать по твёрдому твёрдо. Вот удав и испортил погоду, чтоб она стала мокрая. И теперь ему ползать мягко. Теперь он ползает по мокрой погоде.
— А где он ползает? — спросила мартышка.
— В каком-нибудь укромном уголке! — сказал попугай. — Испортил погоду и теперь, конечно же, скрывается. От нас.
Слонёнок хотел что-то сказать, но тут сверкнула молния и где-то не очень далеко загремел гром.
— Ничего, — сказал попугай. — Сейчас мы пойдём и найдём удава. А когда мы его найдём, мы его разоблачим.
— Мы пойдём под дождём? — спросил слонёнок, озабоченно поглядывая на небо.
— Нет, — сказал попугай, — мы пойдём не под дождём, а под зонтиком.
— А откуда он возьмётся? — удивилась мартышка.
— Вот, — сказал попугай и показал на развесистую пальму. — Слонёнок, ты можешь вынуть эту пальму из земли и держать над нашими головами?
— Могу, — сказал слонёнок и взялся хоботом за ствол пальмы. — А как её вынимать? С корнями?
— Конечно, с корнями! — сказала мартышка. — Мы её потом на место вставим.
Слонёнок, мартышка и попугай отправились искать удава. Вокруг них сверкали молнии и шумел дождь, но друзьям было сухо, потому что они храбро шли под своим зонтиком — пальмой и несли сухое место с собой.
— А когда мы найдём удава, — спросила мартышка, — как мы будем его разоблачать?
— Мы, — сказал попугай, — поступим очень хитро. Мы не станем спрашивать у него так прямо: это ты испортил погоду? Нет! Так мы спрашивать не станем.
— Почему не станем? — спросил слонёнок.
— Потому что он может испугаться и сказать: «Нет, нет, это не я». Мы спросим у него так: «Удав, ты не чувствуешь себя виноватым, а?» И если это он испортил нашу погоду, то он скажет: «Да, я чувствую себя виноватым, друзья». Он так скажет, потому что если это он, то ему, конечно же, очень стыдно. И когда он так скажет, мы его разоблачим.
Удав нашёлся на соседней полянке. Он лежал под дождём и вздыхал. Друзья вместе со своей пальмой подошли к удаву, и попугай спросил строгим голосом:
— Удав, чувствуешь ли ты себя виноватым?
— Я чувствую себя мокрым! — сказал удав.
— А виноватым? — растерялся попугай.
— Нет, — сказал удав, — им я себя не чувствую.
— Значит, тебе совсем не стыдно? — с надеждой спросил слонёнок.

— Мне сыро! — сказал удав.
— Ура! — закричала мартышка. — Это не он! Видишь, попугай, это не он!
— Ну конечно, это не он, — сказал слонёнок. — Он этого не делал. Правда, удав, ты этого не делал?
— Я много чего не делал, — сказал удав. — Что вы имеете в виду?
— Мы говорим о погоде, — сказал попугай.
— Отвратительная погода, — проворчал удав и попытался спрятаться от дождя под собственным хвостом. Но из этого, конечно, ничего не вышло.
— Значит, тебе такая погода не нравится? — спросил попугай.
— А тебе нравится? — удивился удав.
— Мне нет, — сказал попугай, — но я думал, что тебе по мокрой погоде мягче ползать. Мокрое — оно мягкое.
— Мягкое, — согласился удав, — но липкое.
Дождь лил изо всех сил. Но друзья, все вчетвером, сидели под пальмой. Слонёнок и мартышка рассказывали удаву, как они думали, что это он испортил погоду, и как, к счастью, оказалось, что не он. Удав сох. А попугай думал. Потом он сказал:
— И всё-таки погода испорчена! Не так ли?
— Так ли! — подтвердил слонёнок.
— И кто-то её испортил.
— Это был кто-то другой, — сказал слонёнок.
— Должен вас огорчить, друзья, — вздохнул попугай, — но никого другого тут не было. Погоду испортил кто-то из нас. — Попугай помолчал и добавил: — Очень жаль, что он не хочет признаться.
— Но зачем? — удивилась мартышка. — Зачем он это сделал, этот кто-то из нас?
— А может быть, он не нарочно, — вдруг сказал удав, — может, он нечаянно…
— Нечаянно, — засмеялся попугай. — Ха, ха! Так я и поверил.
— Да нет, — сказал удав, — это случается. Наступают нечаянно на что-нибудь такое и сначала даже не замечают, а потом…
— Я ни на что такое не наступал! — быстро сказал слонёнок, потому что ему показалось, что все смотрят на его ноги.
— Ты мог не заметить, — сказал попугай.
— Нет! Я бы заметил. Я всегда смотрю под ноги. И когда я вижу что-нибудь такое, я через него перешагиваю.
— И ещё, — продолжал удав, — знаете, как это бывает… Хочешь узнать, как оно устроено, раскрутишь, разберёшь, а потом, когда соберёшь обратно, остаётся несколько лишних винтиков…
— Я ничего не трогала, — быстро сказала мартышка. — Я ничего не откручивала.
— Мартышка, — сказал попугай, глядя на неё пристально, — я сам видел, как ты вчера откручивала банан, и я не видел, чтоб ты его прикручивала обратно.
— Но я же его съела! — закричала мартышка.
— А ты сам, — спросил удав попугая, — ты ничего такого не делал?
— Я? — возмутился попугай. — Я никогда ничего такого не делаю!
— Когда что-нибудь делаешь или даже если совсем ничего не делаешь, то ведь никогда не знаешь, чем это кончится, — сказал удав.
— Удав прав, — согласился попугай, — но если он прав и кто-то из нас испортил погоду нечаянно, то как же мы его разоблачим? Он же сам не знает, что он виноват.
— Смотрите! Смотрите! — вдруг закричала мартышка, которая в эту самую секунду выглянула из-под пальмы. — Небо само разоблачилось!
Слонёнок опустил пальму, и все увидели, что дождь кончился, потому что ветер унёс облака, и в небе светило новенькое, вымытое солнце.
Друзья ужасно обрадовались и решили идти к ручью — купаться и загорать, но слонёнок сказал:
— А вдруг мы опять что-нибудь такое нечаянно сделаем и погода опять испортится?
— Мы будем осторожны, — сказал удав. — Давайте будем обращаться с ней бережно, с нашей погодой. А то ведь, знаете, тряхнёшь что-нибудь, или что-нибудь сорвёшь, или сломаешь — и думаешь, что это пустяки, ничего не будет…
— Ага! — сказала мартышка. — А потом о-го-го что будет!
— Кстати, — сказал удав, глядя на пальму, про которую все забыли, когда кончился дождь, — где вы взяли этот ваш зонтик?
— Ой! — вспомнила мартышка. — Мы же хотели её потом на место вставить.
— Давайте сейчас вставим! — предложил слонёнок.
— Немедленно! — поддержал попугай.
И друзья сейчас же пошли и поставили пальму на место, потому что раз она там сама выросла, то пусть себе растёт, где росла, и нечего её вынимать, а потом бросать где попало.
Они вставили пальму и убедились, что ей удобно на старом месте и что она чувствует себя хорошо.
А потом уже отправились купаться и загорать. Они загорали и купались сколько хотели. И погода была хорошая.