ПОДЗЕМНЫЙ ПЕРЕХОД

Как-то раз удав и попугай прогуливались. Вдруг попугай исчез. Только что он был и даже разговаривал с удавом, и вот его совсем не стало. Пропал.
«Здорово это у него вышло! — подумал удав. — Раз — и нету. Интересно, куда он делся?»
— Ты где, попугай? — спросил удав.
— Не знаю! — ответил попугай откуда-то из-под земли. — Мне тут темно. И я не могу вылезти.
Удав раздвинул траву и обнаружил в земле какую-то дыру.
— Сейчас я тебя достану! — сказал удав и сунул в дыру хвост.
Когда удав почувствовал, что попугай ухватился за хвост, он выдернул его вместе с попугаем.
— Что это за дыра? — спросил удав.
— Неизвестно, — сказал попугай, отряхиваясь от земли, — видимо, это какой-то вход.
— Интересно! — задумался удав, заглядывая в дыру. — Если есть вход, то должен быть и выход. Как ты думаешь, попугай, есть у этой дыры выход или у неё только вход?
— В том-то и дело! — сказал попугай. — Если у этой дыры только вход, то это просто дыра, а если у неё ещё и выход, то это уже не дыра, а подземный переход.
— Куда переход?
— Куда-то! Знаешь, удав, это можно проверить, есть выход или нет. Нужно сунуть в дыру твой хвост и пощупать, как там насчёт выхода.
— Почему именно мой хвост? — запротестовал удав, с опаской заглядывая в дыру. — Почему не твой?
— Ну… — сказал попугай, — мой хвост там уже был. Вместе со мной. Когда я провалился. Туда.
— Мой хвост там тоже был! — возразил удав. — Когда он тебя вытаскивал. Оттуда.
— Да! — согласился попугай. — Но тогда твой хвост нащупывал меня. А теперь он будет нащупывать выход.
— Хорошо! — вздохнул удав и стал засовывать в дыру свой хвост. Хвост уходил всё глубже и глубже, и в конце концов от удава осталась одна голова, торчащая из дыры.
— Ну, что? — спросил попугай у головы удава. — Нащупал он выход, твой хвост?
— Пока неясно! — сказала голова удава, стараясь понять, что же там такое нащупывает её хвост.
А в это время слонёнок и мартышка прогуливались совсем в другом месте. И вдруг мартышка увидела, как из травы что-то вылезает.
— Смотри! Смотри! — закричала мартышка слонёнку. — Что это?
Слонёнок посмотрел и сказал:
— По-моему, это хвост.
— Действительно! — удивилась мартышка. — Хвост. А он чей?
— Ну… — сказал слонёнок, — наверно, он ничей. Наверно, он сам по себе. Дикий.
— Диких хвостов не бывает! — возразила мартышка. — Раз есть хвост, должен быть и его хозяин.
— Слушай! — вдруг обрадовался слонёнок, внимательно приглядываясь к хвосту. — Это же хвост удава!
— А где же он сам? — спросила мартышка.
— Где-нибудь поблизости! — сказал слонёнок. — Они обычно всегда вместе: удав и его хвост. Редко разлучаются.
Мартышка подскочила к хвосту и спросила очень строго:
— Эй, ты! Хвост! Где твой удав?
Хвост, конечно, ничего не ответил. Зато он зашевелился и стал всё вокруг себя ощупывать.
— Оставь его! — сказал слонёнок мартышке. — Пусть себе ползёт. Может, удав отпустил его погулять.
— По-моему, он просто сбежал, — сказала мартышка. — А ну, говори сейчас же, где твой хозяин? — накинулась она на хвост.
Хвост опять ничего не ответил и вдруг вильнул куда-то в сторону.
— Стой! Куда? — мартышка вцепилась в хвост и крикнула слонёнку: — Он удирает!
Слонёнок тоже ухватился хоботом за хвост удава.
— Тяни! — скомандовала мартышка.
В эту самую секунду голова удава, которая торчала из выхода в дыру и рассказывала попугаю, что нащупывает её хвост, вдруг закричала:
— Ой! Там кто-то есть! В этой дыре! Кто-то схватил меня за хвост и тащит.
— Куда?! — ужаснулся попугай.
— Сейчас узнаю! — пообещала голова удава и исчезла в дыре.
«Конечно! — подумал попугай, когда он остался один на один с дырой. — Конечно, удав очень скоро узнает, куда его тащат. А вот как узнаю я, куда его утащили? Мне ведь тоже интересно!»
А тем временем мартышка и слонёнок тянули хвост удава. Тянули, тянули… И вытянули всего удава целиком.
— А! — сказала мартышка удаву, — ты тоже здесь. А мы думали, это только твой хвост!
— Мы думали, он от тебя убежал… — сказал слонёнок.
— Нет! — сказал удав, взглянув на свой хвост. — Он не бегал! Мы вместе!
— Слушай! — вдруг вспомнила мартышка. — Откуда это мы вас обоих вытащили?
— Из дыры! — сказал удав.
— А что ты там делал? — спросил слонёнок.
— Сначала я нащупывал там выход, — сказал удав. — А потом оказалось, что в этой дыре кто-то есть. И этот кто-то ухватил меня и куда-то потащил.
— В этой дыре кто-то есть? — испуганно переспросила мартышка, заглядывая в дыру. — А он страшный?
— Кажется, он очень страшный! — подтвердил слонёнок, пятясь от дыры. — Я его боюсь!
— Я тоже его боюсь! — сказал удав. — Вернее, я его не столько боюсь, сколько опасаюсь. Я ведь так и не понял, куда он меня тащил. И главное — зачем тащил?!
— А он не может оттуда вылезти? — спросила мартышка, отступая от дыры. — Как ты думаешь, удав?
— Я думаю, что он может! — сказал удав.
И как только он так сказал, все услышали, что в дыре начинается какой-то шум.
— Он уже лезет! — охнул слонёнок.
В ту же самую секунду мартышка обнаружила, что она сидит почти на самой верхушке ближайшей пальмы. Мартышка сразу же почувствовала себя в безопасности и с интересом поглядела вниз. И увидела, что из дыры вылез попугай.
— А! — сказал попугай удаву. — Ты здесь? А я тебя ищу. Так куда тебя тащило?
— А я так и не выяснил! — сказал удав. — Потому что слонёнок и мартышка меня вытащили. На самом интересном месте. Я даже не понял, кто меня тащил. Ты, попугай, там в дыре никого не заметил?
— Там никого нет! — сказал попугай. — Зато я нашёл выход!
— Где? — обрадовался удав.
— Да вот он! — показал попугай на дыру, из которой он только что вылез.
— Но ведь это опять вход! — удивился удав.
— Это отсюда вход, — объяснил попугай, — а оттуда, изнутри, — выход.
— Тогда понятно! — сказал удав. — А то я думаю, что это за странная такая дыра. Два входа и ни одного выхода.
Когда мартышка увидела, что из дыры вылез не кто-то очень страшный, а всего лишь попугай, и услышала, что в дыре больше никого нет, она решила, что можно спокойно спуститься вниз. Мартышка уже начала спускаться, когда вдруг услышала, что над её головой кто-то вздыхает.
Мартышка посмотрела и увидела, что на пальме вместе с ней сидит слонёнок.
— Слонёнок! — удивилась мартышка. — Разве ты умеешь лазить по пальмам?
— Не умею! — вздохнул слонёнок.
— А как же ты сюда попал?
— Это мне и самому очень интересно! — сказал слонёнок. — Я сюда, кажется, взбежал. Или вскочил!
— Как вскочил?
— С разбегу! — объяснил слонёнок.
— По-моему, ты вскочил не с разбегу, а с перепугу, — сказала мартышка.
— Честно говоря, — вздохнул слонёнок, — меня теперь не очень интересует, с чего я вскочил. Теперь, мартышка, меня гораздо больше интересует, на что я буду соскакивать. Хотелось бы на что-нибудь мягкое.
Мартышка посмотрела вниз и сказала:
— Там только кактусы.
— Кактусы мне не подходят! — сказал слонёнок, обнимая пальму.
Тут попугай внизу услышал, как слонёнок и мартышка разговаривают на пальме. Он задрал голову и закричал:
— Эй! Чем вы там занимаетесь?
— Хотим вниз! — откликнулся слонёнок.
— Так в чём же дело? — удивился попугай. — Слезайте!
— Я-то слезу! — сказала мартышка. — А слонёнок не умеет слезать.
— Если он не умеет слезать, — посоветовал удав, — пусть спрыгнет!
— Я бы спрыгнул! — сказал слонёнок. — Если бы пальма не была такая высокая! Нельзя ли меня отсюда снять? — спросил слонёнок.
Попугай обошёл вокруг пальмы.
— Эту пальму можно свалить, — сказал попугай, — тогда она упадёт.
— А я? — спросил слонёнок. — Я тоже упаду?
— Да! — сказал попугай. — Вы упадёте вместе.
— Разве нельзя сделать как-нибудь так, чтоб мы упали отдельно? — спросил слонёнок. — Или ещё лучше, чтоб она упала без меня?
— Нет! — покачал головой попугай. — Тут одно из двух: или вы падаете вместе, или не падаете совсем. Третьего не дано!
— Я мог бы пригнуть эту пальму к земле! — предложил удав. — И тогда слонёнок сошёл бы на землю.
— Это идея! — обрадовался попугай и начал командовать. — Ты, мартышка, слезай и отойди в сторонку, а ты, удав, берись хвостом за пальму и гни её, гни, гни, пока она не согнётся. И тогда ты, слонёнок, сойдёшь!
Удав схватился хвостом за пальму, на которой сидел слонёнок, и стал пригибать её к земле.
Он её пригибал, пригибал и пригнул.
Когда слонёнок, который крепко держался за пальму, оказался у самой земли, попугай скомандовал:
— Отпускай!
Это значило, что слонёнку нужно было отпустить пальму и сойти на землю. Но слонёнок не понял, кому попугай командует, ему или удаву. И на всякий случай не отпустил пальму.
Удав тоже ничего не понял. Поэтому на всякий случай он пальму отпустил.
И когда удав её отпустил, она чрезвычайно быстро выпрямилась, эта пальма. И слонёнок от неё оторвался и тоже чрезвычайно быстро куда-то улетел.
Когда слонёнок вернулся, он посмотрел на своих друзей укоризненно и сказал:
— Там тоже растут кактусы. Там, куда я прилетел. Такие же колючие.
— Ничего! — утешила его мартышка. — Не расстраивайся. Зато ты больше не будешь вскакивать на такие высокие пальмы.
— Я больше ни на какие не буду! — сказал слонёнок. — Я очень испугался, поэтому вскочил.
— Ты поторопился! — сказал попугай слонёнку. — Ты слишком поспешил пугаться! Если бы ты так не спешил, ты бы увидел, что пугаться нечего, потому что ничего страшного нет.
— Да! — подтвердил удав. — С этим делом торопиться не стоит. Прежде чем чего-то бояться, нужно сначала посмотреть: страшное оно или не страшное. А то чего же зря стараться? Ты его боишься, а оно, может быть, совсем и не страшное.
А потом слонёнок, попугай, удав и мартышка стали играть в подземный переход.
Удав, попугай и мартышка влезали в одну дыру, а вылезали через другую.
И каждая дыра по очереди была то входом, то выходом. Слонёнок не лазил с ними. Он не помещался в дыре.
Поэтому слонёнок провожал своих друзей у входа, а потом бежал и встречал их у выхода. И наоборот!